Более мягкое освещение, более светлое небо, и то, что крылья мельницы смотрели в другом направлении, означало, что прежние точки съемки не годятся, и я стал искать другие варианты. Единственная возможность представилась в местности на востоке, поодаль, где через поле протекал ручей. Оказалось, что-то же место облюбовали и местные живописцы. Очередной проблемой стал новый дом, никак не украшавший вид, однако хорошо различимый с этого направления. Это ограничило выбор места теми точками съемки, откуда его загораживала растительность, в частности, небольшое дерево. При такой погоде я полагался на традиционное освещение — низкое солнце, — и это указывало на съемку вечером. Разведку я проводил в середине дня; вернулся на место в 19 часов. Свет, лившийся сзади, в большей степени вырисовывал фактуру окружающей обстановки и в меньшей степени — мельницу, что показывало, что съемку следует делать широкоугольным объективом, который хорошо изобразит передний план. В тот день я понял, насколько удачными были первоначальные условия съемки.

Построение. На противоположной от реактивной уличной фотографии стороне шкалы находится длительный, требующий серьезной работы процесс фотографирования статичных объектов камерой, установленной на треножнике.